версия для слабовидящих

Взятие австрийской крепости Перемышль

22.03.1945

В этот день в 1915 году русские войска после многомесячной осады взяли крупнейшую австрийскую крепость Перемышль.

КРЕПКИЙ ОРЕШЕК

Перемышльская крепость по сей день считается высочайшим достижением военной инженерно-технической мысли и культуры. Строительство ее укреплений началось в 1853 г., когда отношения между Россией и Австрией переживали значительное охлаждение. Перемышль был призван закрыть главную оперативную линию неприятеля, фланкировать боковые оперативные линии в направлении север-юг, а также прикрывать карпатские перевалы между Дуклой и Прешовом.

Крепость постоянно подвергалась модернизации. Так, после появления нарезной артиллерии под руководством швейцарца на австрийской службе генерала Салиса-Соглио, специалиста в области создания горных укреплений, в 1878 г. началось возведение фортов на окружающих Перемышль холмах, на расстоянии 4-10 км от его центра и издавна игравших роль естественной преграды, защищавшей город…

Изобретение снарядов, способных пробивать 6-метровый слой земли, а также бетонные стены метровой толщины, вынудило австрийцев увеличить толщину сводов ряда фортов до 3,5 м и укрепить их дополнительными стальными плитами. В 1914 г. крепость состояла из восьми оборонительных секторов (групп). Первые два включали внутренний обвод протяженностью 15 км и радиусом 6 км. Всего в рамках внутреннего обвода было возведено 18 фортов и 4 батареи. В свою очередь, внешний обвод общей протяженностью 45 км подразделялся на шесть секторов (групп) в составе 15 главных и 29 вспомогательных фортов. В интервалах между фортами размещались 25 артиллерийских батарей. Большинство фортов были оснащены 150-мм гаубицами, 53-мм скорострельными орудиями и 210-мм мортирами. Помимо этого в главных и бронированных фортах имелось электроснабжение, лифты, вентиляторы, помпы, рефлекторы.

Карбовский А. Триумф Перемышля. Независимое военное обозрение. 03.06.2005

 

ПЕРВАЯ ОСАДА

 

В интернет-энциклопедии

В середине сентября Осадная армия генерала Д. Г. Щербачева (6,5 дивизий) обложила Перемышль, не имея осадной артиллерии. 7 октября Щербачев провел неудачный штурм крепости, нанося основной удар одной лишь 19-й пехотной дивизией у Седлиски. Русский урон в этом деле до 10 тысяч человек. 8 октября к крепости начали подход контрнаступавшие полевые австро-венгерские войска, и 9 октября Осадная армия была расформирована.

«Традиция»

 

В мемуарах

Потерпевшие поражение в Галицийской битве австро-германские армии отходили за реки Днестр и Сан… Австрийское командование сообщило коменданту Перемышля, что крепость «предоставляется собственным силам и должна держаться до крайности». Между тем отходившие в беспорядке через крепость 3-я австрийская армия и масса обозов внесли разлагающие начала и в гарнизон крепости. Комендант с огромными усилиями восстанавливал порядок и очищал крепость от проникавших в нее нескольких тысяч отбившихся от своих частей дезертиров и мародеров. Промежуток времени с 26 по 29 сентября был чрезвычайно опасным для жизни крепости, которая могла бы стать легкой добычей русской кавалерии, если бы ей была поставлена задача захватить Перемышль. Но такой задачи она не получила, и критический момент для крепости миновал. Главком генерал Иванов вследствие необходимости пополнить огромные потери, понесенные русской армией в Галицийской битве, вынужден был отказаться от энергичного наступления в глубь Галиции и ближайшей задачей поставил своим армиям выйти на рубеж р. Сан, изолировать крепость Перемышль и занять выходы из Карпат у городов Самбор и Хыров и местечка Санок.

Генерал Алексеев, оценивая большое значение крепости Перемышль как выгодного плацдарма, откуда неприятель мог угрожать путям сообщений и тылу русских армий, и определяя силу гарнизона крепости в 60 000–100 000 человек, высказывался за блокаду или осаду крепости. Для осады не имелось достаточных средств. Для создания осадной артиллерии могли быть использованы только те орудия и снаряды, какие состояли на вооружении своих крепостей, но главкоюз генерал Иванов не считал возможным ослабить единственную подчиненную ему крепость Брест-Литовск ввиду неустойчивости соседнего Северо-Западного фронта.  ……

Мысль об атаке Перемышля открытой силой была чужда главкоюзу генералу Иванову и его начальнику штаба генералу Алексееву. Отсутствие осадной артиллерии привело их к решению блокировать Перемышль. Это решение было одобрено главковерхом, который 21 сентября телеграфировал генералу Иванову: «Осада Перемышля не входила в мои планы. Я считаю, что следует ограничиться соответственным заслоном. Отсутствие у нас осадных парков и недостаток тяжелой артиллерии не дают права рассчитывать на благоприятный исход осады. Надо искать живую силу и ее разбить»...

Брусилов решил воспользоваться несколькими днями, пока противник подойдет к Перемышлю, чтобы штурмом овладеть крепостью. Он телеграфирует 2 октября главкоюзу: «Совокупность всех сведений о Перемышле привела меня к заключению, что штурм крепости имеет много шансов на успех. Генерал Щербачев, непосредственно ведавший блокадой крепости на правом берегу Сана, ознакомленный с обороноспособностью крепости, совершенно того же мнения. Так как овладение Перемышлем будет иметь громадное моральное и военное значение, освободит скованные крепостью пять дивизий, передаст в наши руки важный узел дорог, что даст возможность 3-й и 8-й армиям действовать в тесной связи и даст уверенность в обеспечении тыла, мне представляется соответственным теперь же попытаться овладеть Перемышлем и в этом направлении мною даны указания генералу Щербачеву начать подготовку, на которую предполагаю употребить 4-5 дней. Направляю на поддержку тяжелый дивизион, саперный батальон, 19-ю пехотную дивизию, стрелковую бригаду».  …….

Для атаки Перемышля были собраны довольно внушительные силы русских: 117 батальонов, 24 эскадрона, 483 орудия, 10 саперных и телеграфных рот, 24-й авиационный отряд (для разведки). В числе 483 орудий главную массу составляли полевые легкие 76-мм пушки - 420 пушек, легких 122-мм гаубиц было 36, или около 7%, полевые тяжелые орудия составляли ничтожный процент - 6,5%, а именно 23 тяжелых 152-мм гаубиц и лишь 4 тяжелых 107-мм пушки; орудий осадного типа калибром свыше 152 мм вовсе не было.

Легкие 76-мм пушки, имея в своем боевом комплекте 5/6 шрапнелей и только 1/6 гранат, предназначались для поражения живых открытых целей, а для стрельбы по укреплениям или по укрывшимся за ними войскам могли иметь самое ограниченное применение. Между тем за недостатком крупнокалиберной артиллерии легкая полевая артиллерия являлась для большинства частей пехоты, участвующих в штурме крепости, единственным средством подготовки атаки.

План атаки Перемышля сводился к одновременному штурму крепости с севера, востока и юга с направлением главного удара на юго-восточный сектор крепости, с целью овладеть Седлиской группой укреплений с фортами Гурко и Седлиска. Тяжелая артиллерия и 8-й мортирный артиллерийский дивизион были выделены в особую группу, подчиненную Дельвигу, исполнявшему обязанности инспектора всей артиллерии блокадного корпуса.

….

По поводу [первой неудачной] атаки Перемышля Брусилов сам вспоминает следующее:

«Артиллерийская подготовка не могла быть продолжительной и достаточно интенсивной по недостатку снарядов, но тем не менее стрельба велась удачно, и неприятельский артиллерийский огонь подавлялся нашей артиллерией, так как, уступая австрийской артиллерии в количественном отношении и калибром орудий, наша артиллерия качеством стрельбы была неизмеримо выше.

Генерал Щербачев, ведший эту операцию против Перемышля, был вполне убежден в благоприятных результатах нашего предприятия против этой крепости, и действительно, два форта Седлиской группы были взяты штурмом 19-й пехотной дивизии, причем особенно отличился Крымский полк. Все внимание осажденных, как мы и желали, и большая часть его резервов были притянуты к Седлиской группе, и становилось более удобным начать атаку северо - и юго-западных фортов. Но в эти время случились то, чего мы опасались. Австрийская армия перешла в наступление для спасения Перемышля. Австрийцы могли к нам свободно подойти в четыре перехода и вступить с нами в бой. Явилась необходимость быстро прекратить штурм Перемышля, ибо силы врага, по нашим сведениям, превышавшие наши, направлялись частью против 3-й, а частью против 8-й армии.

Имея в этот момент всего два корпуса, которые ни в каком случае не могли бы сдержать наступающего врага, и обсудив с генералом Щербачевым положение дела, пришел к заключению, что штурм Перемышля требовал, по всей вероятности, еще дней 5–6, которых у нас в распоряжении не оказывалось, а потому пришлось отказаться or этой выгодной операции, отозвать 12-й корпус из Перемышля и приказать 11-й армии снять осаду этой крепости»...

Очевидно, генерал Щербачев ввел в заблуждение генерала Брусилова не только в отношении необоснованной своей уверенности в благоприятных результатах «предприятия» против Перемышля, но и в отношении подавления огня неприятельской артиллерии и взятия двух Седлиских фортов штурмом 19-й пехотной дивизии.

Штурм крепости, успех которого был построен только на высоких качествах русских солдат, не удался. Из-за недостатка технических средств самоотверженные усилия русских войск разбились в борьбе за передовые укрепления и искусственные препятствия, окружающие форты Перемышля.

Барсуков Е.З. Артиллерия русской армии (1900–1917 гг.)

 

 

ВТОРАЯ ОСАДА

 

В интернет-энциклопедии

После отражения германо-австрийского наступления в ходе Варшавско-Ивангородской операции австрийцы снова отступили, заперев прежде в крепость армию Г. фон Кусманека в 150 тысяч человек и снабдив ее запасами.

8 ноября 1914 года Перемышль был осажден меньшей по численности Осадной армией генерала А. Н. Селиванова. Ее составили новообразованные 28-й и 29-й армейские корпуса. Осадной артиллерии не имелось. Обеспечивала операцию 8-я армия в Карпатах.

Селиванов не предпринимал бессмысленных попыток штурма, а окружил крепость сплошным кольцом, рассчитывая добиться ее сдачи голодом.

Попытка генерала Конрада деблокировать Перемышль в марте 1915 года была отражена восемью дивизиями 8-й армии, нанесшими поражение 19 австро-германским. После этого русские армии перешли в контрнаступление в Карпатах.

Запертая в Перемышле армия Кусманека была предоставлена собственной судьбе. Пока 3-я и 8-я русские армии решительно штурмовали Карпаты, в тылу их Осадная армия отразила 5 (18) марта яростную вылазку перемышльского гарнизона.

Истощив все средства обороны, генерал Кусманек взорвал свои укрепления, уничтожил боевые припасы и утром 22 марта сдался со своей армией в 125 тысяч человек при 1050 орудиях генералу Селиванову.

В бою 5 марта было нанесено полное поражение полевым войскам перемышльской армии и взято 107 офицеров, до 4000 нижних чинов и 16 пулеметов. По капитуляции сдались 9 генералов, 2300 офицеров и 122 800 нижних чинов.

«Традиция»

 

В реконструкциях

Русские военачальники учли уроки неудачного штурма. Теперь 11-я армия под командованием генерала Андрея Селиванова окапывалась на подступах к крепости, на сей раз рассчитывая взять ее измором. Была увеличена артиллерийская мощь осаждавших, увеличилось количество орудий крупного калибра. Прибытие под Перемышль русской тяжелой артиллерии решило судьбу защитников крепости. Регулярный обстрел города, крепости и мостов серьезно подорвал боевой дух австрийских солдат, все меньше веривших в благоприятный исход обороны. К тому же все попытки деблокировать гарнизон, предпринимавшиеся австрийцами, имели, как правило, шаблонный характер. Планы командования крепости легко просчитывались русскими, и вылазки австро-венгров не давали ожидаемого эффекта.

В этих условиях командующий гарнизоном генерал Кусманек принял отчаянное решение о прорыве. Удар австрийцев был направлен в этот раз на восток, в направлении Мостиска и Грудек-Ягеллонский, где командование крепости надеялось захватить русские военные склады, после чего соединиться с австрийскими армиями в Карпатах. Начало операции было назначено на ночь с 18 на 19 марта 1915 г. Передовую линию русских укреплений солдатам венгерской пехоты (гонведа) удалось захватить с ходу. Однако на главных позициях осажденных постигла неудача. Из 8500 солдат и офицеров 23-й венгерской дивизии, принимавших участие в прорыве, обратно в крепость вернулись лишь 2662. Учитывая безнадежность дальнейшего сопротивления, 21 марта 1915 г. генерал Кусманек отдал приказ о капитуляции Перемышля. Перед сдачей крепости русским войскам гарнизону предписывалось уничтожить все военное имущество. 

В ночь с 21 на 22 марта австрийская артиллерия, получившая приказ расстрелять все имеющиеся запасы снарядов, открыла ураганный огонь из всех орудий. К утру гарнизон крепости был отведен с позиций, и группы саперов приступили к подрыву крепостных орудий и фортов. Венгры, принявшие столь активное участие в обороне Перемышльской крепости, решили не отдавать противнику свои полковые знамена и разрубили их саблями на мелкие куски, разделив последние между офицерами. Около 10 утра 9 (22) марта 1915 г. передовые русские отряды вошли на территорию разрушенной крепости. В плен к русским войскам попали 9 генералов, свыше 2500 офицеров и 117 000 солдат австро-венгерской армии.

Исторические реконструкции 

 

В дневнике Николая II

9-го марта. Понедельник.

После утреннего доклада вернулся к себе и начал письмо Аликс, как вдруг Николаша ворвался ко мне с Янушкевичем и Даниловым и объявил радостную весть о падении Перемышля! После завтрака был отслужен благодарственный молебен при множестве офицеров и лейб-казаках. Отправил Граббе в 11-ю армию Селиванова с наградами и крестами. Сделал небольшую прогулку. Сильно таяло. Дал Николаше Георгия 2-ой степени. Занимался после чая и окончил все. За обедом выпили по стаканчику шампан. Вечером в домино играл Дрентельн.

Календарь Руниверс 

 

В литературе

К двадцатому марта положение Перемышля стало непоправимо тяжким, катастрофически безнадежным. Позиции обложенья превратились в исходную линию для атаки. Кольцо осады сжалось до последнего. Гарнизон крепости удерживался вдвое меньшими силами. Двадцать первого марта, рано утром, на фольварк Рудники прибыли уполномоченные перемышльского коменданта генерала графа Кусманека для переговоров о сдаче… Генерал Селиванов, готовясь войти в комнату, где его ожидали парламентеры, сказал Азанчееву:

- Прошу, полковник, со мной!

Переговоры оказались короткими. Старший из уполномоченных, худой, сгорбленный, желто-черный человек, с лицом обозленной обезьяны, передал генералу Селиванову письмо генерала Кусманека. Комендант писал: «Вследствие истощения запасов продовольствия крепости, я вижу себя вынужденным, в соответствии с полученными мною свыше приказаниями, вступить с вашим превосходительством в переговоры по поводу сдачи вверенной мне крепости». К письму прилагалась инструкция из двенадцати пунктов, перечислявшая условия сдачи. Обер-лейтенант Вагнер хотел прочитать инструкцию по-русски, но Азанчеев, свободно владевший немецким языком, взял ее из рук австрийского офицера и начал громко переводить. Последний пункт инструкции он прочитал, улыбаясь и покачивая головой: «Возможность сношений для скорейшего представления к наградам австрийскому верховному командованию...»

- Что такое? - переспросил изумленный Селиванов.

- Удивительное бесстыдство, ваше высокопревосходительство, - подсказал Азанчеев.

Старый генерал выпучил глаза и сделал страшное лицо. Этим он хотел прибавить важности историческому шагу, который собирался совершить. Затем, обращаясь к бригадиру Мартинеку, торжественно проговорил:

- Никаких переговоров об условиях сдачи крепости я не веду и вести не намерен. Единственным условием может быть беспрекословная сдача на волю победителя.

Двадцать второго марта, на рассвете, со стороны Перемышля послышался грохот взрывов, следовавших один за другим. Это гарнизон взрывал форты. К семи часам утра над фортами взвились белые флаги. Перемышль капитулировал.

Голубов С. Когда крепости не сдаются. М., 1954

 

Православный взгляд

«Мы победим, - говорил мне герой Перемышля, почтеннейший генерал А.Н. Селиванов, - победим, потому что так хочет народ, а глас народа - глас Божий. Нет в армии солдата, который бы сомневался в победе, потому что русский солдат знает, что война идет - за веру православную!»

В православии - непобедимая сила нашей Руси. Оттого и ненавидят нашу Церковь православную совершенною ненавистию враги наши, оттого и стараются всеми силами подкопаться под этот могучий устой нашей государственности, нашего счастия и самобытности. Вот почему русский человек всегда стоял до смерти за православие: он знал и, слава Богу, теперь знает и твердо помнит, что пока он остается верным сыном Церкви православной, дотоле цела и непорушна будет его родная Россия, а как только он изменит вере православной - ее ждет погибель, подобно тому как погибли некогда великие монахи, изменившие своему призванию в истории народов земных...

Никон (Рождественский), архиепископ. Православие и грядущие судьбы России (Статьи из «Дневников» за 1910-1916 годы). М., 2001